Printed from Jewish74.ru

новости общины

STARS Юниор- хаиука 5771

STARS  Юниор

PIC101128000.jpg

Выступление Геннадия Боголюбова на банкете в рамках конференции посланников Любавичского Ребе

kinus hashluchim

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вначале председатель конференции раввин Моше Котлярский из Нью-Йорка представил собравшимся филантропа Геннадия Боголюбова:

— Этим вечером мы собираемся обсудить очень специфическую тему, и нам хотелось бы ознакомить присутствующих с мнением российского еврейства по этому вопросу. В течение долгих лет его представители в условиях подполья соблюдали традиции — преподавали, изучали Тору, организовывали свадьбы и т. д. Таким образом они не давали погаснуть искрам иудаизма в бывшем Советском Союзе.

В Днепропетровске было около 40 евреев, которые начали возрождать общинную жизнь. Всего община насчитывала около 50 000 человек. Большую помощь им оказали 60 наших посланников (шлухим) из городов бывшего СССР и других стран.

Для обеспечения непрерывности еврейской жизни потребовалось создать свой общинный центр площадью около 50 000 кв. м. В настоящее время он является крупнейшей в мире еврейской организацией такого рода.

А сейчас перед вами выступит г-н Геннадий Боголюбов, посланник, основатель благотворительного еврейского фонда Днепродзержинска.

— Уважаемые посланники Ребе! Дорогие гости!

До последней минуты я не верил в то, что я стою перед вами за этой кафедрой. Объясню, почему так произошло. Несколько месяцев назад мой друг Мойше Котлярский попросил выступить перед шлухим, но в первый момент получил отказ. Для этого было много причин.

Во-первых, это было для меня очень необычно. Лучше бы я оплатил весь банкет, но не выступал. Во-вторых, я не такой уж великий оратор. В-третьих, мне нужно было говорить на английском, на чужом для меня языке, и мне пришлось переводить почти каждое слово. Я же думаю на русском!

Сила Хабада проявляется в семинарах, тренингах и других мероприятиях. Меня всегда поддерживает ребе Шмуэль Каменецкий. Если бы не он, я бы не смог произнести ни слова перед вами. Но после короткого лехаима я себя почувствовал не столь скованно, как раньше.

Фактически это не моя речь, я говорю от имени общин Днепропетровска и Днепродзержинска. Я чувствую огромную духовную энергию, которую излучают 5000 присутствующих в зале. Радость каждого из вас — моя радость. Всем еще раз лехаим! Большое спасибо! Я желаю всем счастья, радости, успехов, благословений!

Я думал, о чем я буду говорить с вами. Я не собираюсь говорить о Торе, Галахе и т. п. Лучше расскажу немного о своей жизни.

Она не была такой драматичной, как у отказников или узников Гулага, пострадавших за нашу веру. Родился я в Днепродзержинске (название этого города трудно произнести тем, кто не говорит по-русски), промышленном городе на востоке Украины. Моя семья была совершенно обычной. Мои родители тяжело работали, чтобы прокормить детей. И, конечно, я почти ничего не знал об иудаизме, только чуть-чуть. Как и все, мы отмечали советские праздники — 7 ноября, 1 Мая и т. п. Я только смутно помню, как мои бабушка и дедушка одевали меня в белую рубашку на Песах, пили водку, закусывали ее селедкой.

Другая бабушка жила с нами. Она была больна и не выходила из квартиры, но никогда не ела в Йом Кипур. Эта бабушка ушла от нас 20 лет назад. Если бы я ее встретил сейчас, то во вторую очередь спросил бы, откуда она знала каждый раз точную дату этого праздника. О ней не могли сообщить ни знакомые бабушки, ни тем более советские СМИ.

Я был убежденным атеистом — пионером, комсомольцем. Я не был коммунистом, но мой отец говорил, что я должен им стать для успешной карьеры.

Первых 25 лет моей жизни прошли без иудаизма. После перестройки в нашей стране у меня появилась возможность создать собственный бизнес, в связи с чем, как вы уже догадались, я стал встречаться с многими евреями. Я не хочу сказать, что в бывшем СССР все бизнесмены евреи. Просто среди бизнесменов много евреев, и в результате общения с ними у меня стало проявляться национальное самосознание.

К 1995 у меня уже был свой крупный бизнес. Украина к тому времени стала независимой страной. Наш город изменился. Я стал встречать странных людей на его улицах. Они были одеты не так, как все.

Один из них пригласил меня на обед. Так в апреле 1995 года я встретил моего первого раввина Шмуэля Каменецкого.

Потом я посетил синагогу, где раньше никогда не был. Это было очень старое здание, которое с трудом удалось сохранить при советской власти. Я увидел около 20 человек, которые ели простую еду в благотворительной столовой. Я спросил ребе: «Знаете ли вы тех, кто действительно нуждается в таких обедах?» Раввин ответил: «Если человек говорит, что хочет есть, то он действительно хочет есть, а мы должны его накормить».

До этого момента я думал о том, чтобы как можно больше денег положить в свой карман. А теперь научился тому, как вытаскивать их из кармана.

На следующий день я снова пришел в синагогу и после разговора о детском лагере дал 10 000 долларов. А потом стал жертвовать миллионы, потому что знал, что они ко мне всегда вернутся.

Огромную роль в моей жизни сыграли ребе Мойше Котлярский и его жена.

Мне дали 20 минут на выступление, но если позволите, расскажу одну историю. Пожалуйста, немного потерпите.

Я не люблю, когда меня кто-то учит, но люблю учиться у других. В 1997 году в Днепропетровск приехал бизнесмен из Израиля, чье имя фигурирует в списке «Форбса». Им был Леви Леваев. От него я научился, как правильно жертвовать.

Сам по себе я очень материалистичный и логичный человек: я должен знать, куда пойти, что сделать, где начало и конец, поэтому жизнь, освященная именами Ребе и Б-га, для меня нечто совершенно особенное. Я очень рад помогать своей общине, но еще более я рад помочь всему Хабаду.

В апреле 2007 года мои дела пошли на поправку. Я был в прекрасном настроении. В августе была свадьба одного из детей Леви Леваева. На меня пролился золотой дождь. Денег было выше крыши, и я пожертвовал 10 миллионов долларов.

Самым важным моим поступком было пожертвование 5 миллионов долларов не на какую-нибудь программу, а в фонд помощи посланникам для празднования радостных событий в их жизни.

Несколько слов о еврейской общине Днепропетровска. Не спите! Барух Ашем! Симха, симха! Некоторые вещи очень трудно объяснить людям, которые никогда не жили в СССР и не знакомы с советской ментальностью. Тем не менее мы всегда очень рады показать им крупнейший в мире еврейский общинный центр.

Мое главное достижение состоит в том, что я начал надевать тфилин, читать «Шма Исраэль», соблюдать кашрут и т. д.

Если Киев — административная столица Украины, то Днепропетровск — еврейская столица. Наш общинный центр продолжает развиваться. У него семь башен, каждая с подсветкой. Они хорошо видны с самолета.

В моем доме в Лондоне есть синагога. Мои дети ходят в воскресную еврейскую школу. В прошлом году я был в Израиле по приглашению русскоязычных евреев. Они спросили меня, как я начал соблюдать Шабат. Я ответил, что не могу это объяснить какими-либо обычными причинами.

Еще раз огромное спасибо всем, с кем я встретился по воле Б-га! Я не только ваш партнер, но и составная часть всего вашего движения!

Геннадия Боголюбова 

Геннадия Боголюбова 

Геннадия Боголюбова 

Ищите старые сообщения? Найдите на полях меню "Архив".